«Люди крестились, когда видели меня», или с какими препятствиями сталкиваются люди с ВИЧ в Беларуси — личная история

ИнклюзияЛюди
4.4
(7)

1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. По данным Минздрава, в Беларуси проживает более 24 000 человек с ВИЧ-положительным статусом. Несмотря на многолетнюю борьбу с мифами о ВИЧ в беларусском обществе до сих пор существуют определенные предубеждения по поводу этого заболевания. С какими стигмами сталкиваются люди с ВИЧ в Беларуси — обсуждаем с Дмитрием, человеком с открытым ВИЧ-статусом. 

У нас уже выходила статья «Жизнь с ВИЧ: барьеры, изменения и помощь в Беларуси и за ее пределами», поэтому предлагаем вам с ней тоже ознакомиться. 

С какими стигмами вы сталкиваетесь или сталкивались чаще всего из-за вашего ВИЧ-положительного статуса?

Единственная стигма, с которой я столкнулся в Беларуси, — это дискриминационная статья 157 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее — УК РБ) для людей с ВИЧ. Статья 157 состоит из трех пунктов:

  1. Сознательное подвергание другого человека риску заражения ВИЧ;
  2. Заражение другого человека ВИЧ человеком, знающим о наличии у него этого заболевания;
  3. Заражение двух и более людей ВИЧ человеком, знающим о наличии у него этого заболевания.

Любой человек с ВИЧ, проходящий терапию, не может передать вирус другому человеку. Однако в Беларуси есть статья, согласно которой любой сексуальный контакт карается законом. Это не зависит от того, занимались ли вы защищенным сексом и можете ли вы передать вирус. Вы должны предупреждать людей о своем статусе. При супрессии (примечание — подавление) вируса такой человек совершенно безопасен для других людей.

Было время, когда я не говорил о том, что у меня ВИЧ. Однако однажды меня задержали на проекте «Литовка». На меня пытались повесить разные статьи — религиозный экстремизм, торговля оружием и психоактивными веществами. Конечно, это невозможно было доказать. Тогда ГУБОПИК нашел всех людей, с которыми я общался. Их заставили написать на меня заявление. На суде все потерпевшие не признали мою вину и сказали, что их заставили дать показания против меня. У них не было жалоб, поскольку они знали, что никто из них не заражен. Но все равно по статье 157 УК РБ я попал в тюрьму. Мне дали полтора года лишения свободы. Потом я стал медийным человеком, потому что все журналист_ки начали писать о моем ВИЧ-статусе.

Так, люди узнали, что я человек с ВИЧ. Все мои друзья и подруги остались со мной, когда я вышел из тюрьмы. Однако в моем Новогрудке люди крестились, когда видели меня. Я считаю, что эта стигма появляется из-за необразованности людей.  Раньше у нас везде было написано: «ВИЧ — это смерть». Сегодня медицина пошла гораздо дальше. Уже много лет это заболевание не является смертельным. Сегодня оно хроническое и поддается контролю. 

Какие повседневные трудности  у вас есть в связи с этим статусом? 

У меня нет никаких трудностей. Я принимаю одну таблетку в день. Терапия не вызывает никаких побочных эффектов. На мне распространение ВИЧ прекратилось. Теперь это проблема тех, кто не сдает анализы и не контролирует этот процесс.

Где вам было легче: в Беларуси или за границей в связи с вашим ВИЧ-положительным статусом?

В Беларуси я бы изменил подход к этой криминализационной статье 157. Люди не хотят диагностироваться и получать терапию, потому что всех, у кого ВИЧ-положительный статус, ставят на учет в милиции. Каждый твой шаг контролируется. Ты можешь попасть в тюрьму из-за своей болезни.

Общественные организации добились изменений в статью 157 УК РБ, которые практически исключают первую часть статьи. Теперь человека нельзя осудить по этой статье, если он рассказывает партнер_ке о своем ВИЧ-статусе. Я работал в одной такой организации «Люди ПЛЮС» параюристом. Мы защищали права людей с ВИЧ. Я познакомился с этой организацией на суде, куда они приехали меня защищать. 

Параюрист_ка — это человек без диплома о юридическом образовании, имеющий_ая в силу жизненных обстоятельств специальный опыт в определенной области и использующий_ая его в целях консультативно-правовой помощи населению.

В Европе люди гораздо более образованные. Они владеют информацией. Здесь нет таких дискриминационных законов.

Медицинские сотрудни_цы все прекрасно понимают. Никакого настороженного отношения с их стороны нет. В Новогрудке у меня была врач, пожилая женщина, которая к нам отлично относилась.

Дженерики — лекарства, содержащие химическое вещество, идентичное ингредиенту, первоначально запатентованному компанией-разработчиком.

Как близким друзьям и родственни_цам поддерживать человека, у которого был диагностирован ВИЧ?

Если у неосведомленного человека диагностируют ВИЧ, он может быть шокирован.  Человеку всю жизнь говорили, что ВИЧ — это смерть. Таким людям нужно качественно донести информацию и объяснить, что ВИЧ — это не приговор. Ничего критического не произошло, просто надо принимать таблетку один раз в день.  Это все, что нужно сделать, чтобы поддержать близкого человека.

В остальном никакого особенного отношения не требуется. Медицина дала нам право жить, как и всем остальным люди без ВИЧ-статуса. Конечно, хотелось бы, чтобы на нас не показывали пальцем и чтобы в УК РБ не было дискриминационной статьи.

Медицина идет вперед. Возможно, мы находимся на пороге создания какой-то вакцины против ВИЧ. Однако в нашей жизни он не имеет никакого присутствия. Мы принимаем таблетку и забываем о нем. Об этом помнят только наши близкие и те, кто крестится в магазинах в нашем присутствии. Проблемы остались только у тех, кто не принял нашего существования. Для себя лично я победил ВИЧ.

Организации, занимающиеся помощью людям с ВИЧ в Беларуси:

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.4 / 5. Количество оценок: 7

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Падзяліцца | Поделиться:
ВаланцёрстваПадпісацца на рассылкуПадтрымаць
Подписаться
Уведомить о
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x