Новые практики исключения или беларусские мероприятия, недоступные беларус_кам

ИнклюзияЗнания
5
(6)

Анонсы передаются в режиме секретности по активистским чатам, а в открытых публикациях всё чаще встречается пометка «не для людей, находящихся в Беларуси» — то, что раньше казалось невероятным для беларусских мероприятий, сейчас стало частью нашей реальности. Увы, вопросы безопасности вступают в конфликт с тем пониманием инклюзии, которое существовало до 2020 года. Так появляются новые практики исключения.

Если раньше стоял вопрос о том, как охватить новые аудитории, как рассказать о проекте тем, кто о нём до сих пор не слышал_а, то теперь речь идёт об искусственных ограничениях. Каждой организации, устраивающей мероприятия для активист_ок (онлайн или офлайн), приходится разрабатывать собственные стратегии и правила безопасности.

О новых практиках исключения «ІншыЯ» поговорили с Еленой Огорелышевой, которая занимается гендерными образовательными публичными мероприятиями, проводит гендерные исследования, состоит в Фем группе Координационного Совета.

Паранойя и личная ответственность

— Будем честны: участие в мероприятии людей из Беларуси накладывает определенную специфику на вопросы безопасности. К сожалению, универсальных правил, которыми могли бы руководствоваться организатор_ки, не существует. Каждый раз при проведении образовательной программы, колла, семинара необходимо разрабатывать свои собственные правила — учитывая цену возможной ошибки.

 Ни я, ни кто-то ещё не в праве судить и говорить: «Ребята, а вот здесь вы переборщили — это явная паранойя».  К сожалению, цена ошибки может быть огромной. И последствия — как для людей из Беларуси, так и для иммигрировавших — непредсказуемы.

Но я бы упомянула и о личной ответственности участни­_ц. Хотя мне кажется, что активист­_ки из Беларуси уже выработали определенное понимание этого вопроса. 

Главная обязанность организатор_ок ­— это донести до людей полную информацию о проекте или мероприятии, чтобы потенциальные участни_цы могли самостоятельно оценить риски и принять взвешенное решение.

Если мы говорим, допустим, о публичных онлайн-лекциях человек на пятьсот от признанного экстремистским медиа, то люди должны осознавать: ссылку на мероприятие получат все желающие. Люди из Беларуси, нежелающие быть идентифицированными, сами должны позаботиться о том, чтобы у них была выключена камера, а ник не состоял из фамилии и имени.

Что стоит объяснять донорским организациям

— Теперь намного легче провести мероприятие для белорус­­_ок из одного города или хотя бы страны. Но очень важно делать мероприятия для людей из Беларуси в том числе.

Безусловно, многие вопросы упираются в бюджет ивента. Если у людей нет визы, то билеты в Грузию или Турцию часто стоят как крыло самолёта. В большинстве случаев участни_цам необходима визовая поддержка — это тот вопрос, который обязательно стоит прояснять донорским организациям.  По факту теперь любое мероприятие для белорус_ок превращается в международное,  потому что люди живут в разных странах. Особенно если мы говорим про активист_ок — они рассредоточены везде.

По 10 характеристик на кажд_ую собрать не получится

— Я много лет занимаюсь организацией мероприятий для негосударственных организаций (НГО). И раньше одной из моих главных целей было расширение аудитории. Я постоянно думала о том, как найти новые площадки, на какие новые целевые группы могу выйти.

Теперь приходится прибегать к новым практикам исключения. Например, когда выбираю участниц на курс по гендеру (курс, который затрагивает среди прочего и политические процессы) и вдруг вижу в письме, что участница узнала о курсе из провластной организации, в которой она состоит. Я не беру её по причинам безопасности. Стараюсь делать всё, чтобы быть более инклюзивной и включать различные целевые группы, но при этом осознаю, что в каких-то местах поступаю неинклюзивно. Это необходимое зло, но это зло, с которым я живу. 

Если распространять информацию о мероприятии открыто, то значит, следует более внимательно изучать кандидато_к. Конечно, не получится собрать по 10 характеристик на кажд_ую, но как минимум страницы в социальных сетях отсмотреть стоит.

Стандартным пунктом анкеты стала просьба для потенциальных участн_иц сбросить ссылку на аккаунты в соцсетях. Вопрос не в том, что организатор_ки очень сильно хотят на всех подписаться. Нужно банально проверить человека на базовую адекватность. Условно говоря, если у не_ё сильно «красно-зелёная» страница в социальных сетях и сплошные репосты Азарёнка, то появляются закономерные вопросы.

Конкуренция и мотивация

— Периодически я модерирую образовательные курсы и отбираю участни_ц для них. Довольно часто ситуация складывается такая, что желающих в три раза больше, чем предлагаемых мест. Для меня самый главный критерий отбора — это мотивация человека. Не могу сказать, что жду эссе в ответ на соответствующий вопрос. Однако если претендент_ка ограничивается одной фразой а-ля «а мне всё новое интересно, почему бы и не послушать ваш курс», то вряд ли я ради не_ё откажу двум другим кандидат_кам, претендующим на это место.

Но если я выбираю между двумя кандидат_ками и в одном случае речь идет о связи с кем-то из государственного учреждения, а в другом ­— с кем-то из НГО, то, скорее всего, выберу втор_ую. Например, если участница пишет, что она состоит в недавно зарегистрированной политической партии «Белая Русь», то я предположу, что ей будет не очень актуальна и полезна та информация, которую мы даём.

Как (не) говорить с участвующими о безопасности

Стоит ли организатор_кам лишний раз проговорить с участниц_ами из Беларуси то, что для них участие в мероприятии быть небезопасным?

— Не думаю, что организатор_ки должны акцентировать на этом внимание. Как я уже говорила, ответственность за безопасность делится 50 на 50 между организатор_ками и участни_цами.

 Плюс излишняя забота о людях из Беларуси может превратиться в дискриминацию.  Получается, что мы считаем тех, кто там остались, уязвимой группой.

Я не считаю отказ от эмиграции уязвимостью. Это личный выбор каждо_й — остаться. Не оскорбление ли тыкать человека в то, что он_а по каким-то причинам не уехал_а? Убеждена, что не стоит отделять одних от других в тех ситуациях, когда это избыточно.

С 2020 года жизни у людей складываются по-всякому — и у тех, кто уехали, и у тех, кто остались. У всех разные степени адаптации к новой реальности: даже у тех, кто уехали сразу и, например, через два года, они будут отличаться. Кто-то за это время успел_а даже несколько раз переехать (часто вынуждено). Это было предисловие к тому, что я не советую делать отдельный дисклеймер: «Внимание! У нас есть отдельные пожелания для всех и отдельные требования для участни_ц из Беларуси».  Безопасность важна для кажд_ой вне зависимости от места жительства.  Потому что кто-то из давно мигрировавших может волноваться за родных и близких на родине. И они могут воспринимать для себя наличие на мероприятии людей из Беларуси как небезопасное.

А говорить ли остальным участни_цам, что на мероприятие приедут люди из Беларуси?

— Это зависит от огромного количества факторов. Если у вас небольшая встреча, на которой участни_цы знают друг друга много лет, — это один вопрос. Если публичное мероприятие с большим количеством людей — другой.

Но не думаю, что есть смысл говорить: «Знаете, здесь присутствуют люди из Беларуси. А теперь давайте поиграем в угадайку, сможете ли вы вычислить их за два часа». Гораздо лучше чётко обсудить правила поведения на мероприятии. Например: «Мы не фотографируем людей без их согласия — если на ваше фото попадет кто-то, уточните у человека, не возражает ли он_а против публикации снимка в социальных сетях». Или: «Мы не пишем о мероприятии до тех пор, пока оно не закончится — вот когда все разъедутся, тогда и делайте посты и публикуйте сториз».

Идеальный вариант, который работает с любыми целевыми группами, имеющими свой контекст, — это  спросить у самих людей об их потребностях.  Иногда мы придумываем сами себе велосипед, хотя это бессмысленно.

Post scriptum от «Іншых»

Тем, кто организовывает мероприятие для беларусских участн_иц (как из Беларуси, так и для тех, кто выехал из страны), следует  хорошо продумать форму анкеты-заявки.  Многие люди в текущей ситуации очень внимательно относятся к тому, какие данные от них требуется указать в анкете для участия в мероприятии. Часто вызывают опасение такие пункты как номер телефона, город проживания, ссылка на социальные сети и т.п. В результате может получиться так, что активист_ки, которым больше всего нужны бесплатные курсы, психологическая помощь, менторство и другие виды поддержки, не запишутся или будут вынуждены врать, потому что цена доверия может быть слишком высокой.

Важно, чтобы потенциальных соискатель_ниц не смутили те личные данные, которые вы запрашиваете. Если действительно необходимо получить какую-то информацию об участни_це, стоит отдельным пунктом пояснить, для чего такая информация нужна и как она будет использоваться.

Как составить опрос или форму регистрации с заботой о приватности ваших потенциальных участ_ниц читайте в статье «Апытанкі. Як грамадскім арганізацыям клапаціцца пра персанальныя дадзеныя»


Текст: Юля Михасёва

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 6

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Падзяліцца | Поделиться:
ВаланцёрстваПадпісацца на рассылкуПадтрымаць
Подписаться
Уведомить о
0 Comments
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x